12+
EURUSD18/0975.03-0.1622
EUREUR18/0988.960.3265
г. Валуйки

  • ПОСЛЕДНИЙ БОЙ ФРОНТОВИКА

    2015-10-029480

     Этот материал я посвящаю Сергею Давыдовичу Полухину, жителю села Рождествено. Он стал для меня вторым отцом и наставником, его дочь Валентина помогла в выяснении обстоятельств гибели моего отца в годы Великой Отечественной войны. Этой семье я признателен и благодарен.

     Сергея Давыдовича Полухина война застала в Петрозаводске, куда его направили после окончания специальных курсов железнодорожного транспорта как лучшего курсанта. Специальности стрелочника и сцепщика он освоил на «отлично». 31 мая бабушка и дедушка, у которых он жил после смерти матери, поздравили его с 19-летием, а спустя несколько месяцев Сергея призвали в армию и направили на 2-месячные курсы стрелков-пулеметчиков. После Полухин попал в 91 стрелковый полк в пулеметный расчет станкового пулемета «Максим» в оборону на одном из участков Карельского фронта.

      Привожу воспоминания Сергея Давыдовича:

     «Наша стрелковая рота в январе 1942 года занимала оборону вдоль неприметной речушки, которая была для немецких танков хоть и небольшим, но все же препятствием. В этот день я первый раз попал под бомбежку. Рев моторов и вой сирен «Юнкерсов-87», идущих в крутое пике, показали мне, что такое война.

    «Ложись! Воздух!» - кричал кто-то с запозданием. Я впервые видел вблизи «Юнкерс», который называли «лаптёжником». Эта бронированная машина с большой бомбовой нагрузкой и четырьмя пулеметами наносила нашим войскам, особенно пехоте, огромный урон. Я разглядел шасси, черно-белый крест на фюзеляже… А через секунду грохнуло так, что я упал лицом вниз, вцепился пальцами в траву под снегом. Сколько все длилось, сказать не могу. Может, 10 минут, а может, полчаса. Нашу оборону, окопы, пулеметные гнезда перепахали бомбами-пятисотками. Так я впервые столкнулся с войной и ее жертвами, прошел боевое крещение. В тот день я увидел немало трупов…

     Потом были другие бои. Я выполнял роль первого номера пулеметного расчета «Максим», а второй и третий номера – рядовые Вася Коврин и Саша Пронин. Этот пулемет имел скорострельность 1600 выстрелов в минуту и прицельную дальность 1800 метров. В роте был заведен порядок вести учет уничтоженных пулеметных расчетов противника.

     Особенно мне запомнилось последнее очень тяжелое сражение. Наш взвод занимал оборону в поселке Ратипово на берегу реки Паша (Карельский фронт), все дивизионные постройки сгорели, но кирпичные части были целые, и немцы стремились нас оттуда выбить. Атака была такой, что мы не могли поднять головы, чтобы вести прицельный огонь. Я нащупывал цель короткими очередями, потом отправлял несколько длинных. Печь, откуда стрелял немец, окуталась красной кирпичной пылью, и «МГ-42» замолк.

     Взвод перебежками стал менять позиции. Пока заряжал ленту, в нашу сторону снова ударили. И снова бой. Кажется, я достал противника, его расчет замолчал. Я принял решение сменить позицию и крикнул расчету: «Быстрее!» Третий номер Саша Пронин на бегу мотнул головой и свалился на спину. Легкий пулемет «Зброевка», изготовленный в Чехии, нашел свою цель и продолжал огонь. На новой позиции мы отдышались, перезарядили «Максим». Немец прятался за срубом колодца с торчащими бревнами. Я знал, что для нашего оружия древесина – не помеха, поэтому выпустил целиком ленту, огонь с расстояния 300 метров откалывал целые куски бревен, пулемет врага затих. Два немца поднялись из-за сруба и побежали прочь. Я дал очередь по убегавшим фигурам, но одному все же удалось скрыться.

     Командир взвода похвалил меня за отличную стрельбу и сказал, что еще один такой успешный бой, и меня представит к награде. Жалко, что не сберег товарища, павшего от пули врага…

     Казалось, что сражение завершено, но по дороге наша рота нарвалась на засаду. Из замаскированного дзота по нам открыли пулеметный огонь. Командир лейтенант Гладков приказал погасить дзот, но ничего не получалось. Мои пули попадали в амбразуру, вражеский пулемет то замолкал, то снова продолжал стрельбу. Несколько пуль разорвали кожух моего оружия, охлаждающая вода стала вытекать, и я понял, что «Максим» может выйти из строя. Я стал стрелять короткими очередями, в это время одна из немецкий пуль пробила пулемет насквозь и прошила мне левое предплечье. Резкая боль пронзила грудь, рука повисла, кровь хлынула на кожух и закипела от раскаленного ствола, а я упал в пропасть…

     Очнулся от боли уже в медсанбате. Медсестра разматывала окровавленные бинты. И тут я понял, что это был мой последний бой с фашистами. Тяжелое ранение, раздробленные кости, большая кровопотеря… Санитарный поезд отвез меня в госпиталь города Кировск под Мурманском. Руку собирали по частям, сшивали, спасая от ампутации. Потом перевезли на лечение в Архангельск. 5 октября 1942 года меня выписали инвалидом II группы. Домой ехать нельзя – Валуйки заняты фашистами. Военком направил меня на работу в госпиталь №2525 казначеем Карельского фронта, потом перевели в госпиталь № 46063 на станцию Паша. Здесь я познакомился с бухгалтером склада 18-летней Клавдией Кузнецовой, и наша дружба вскоре переросла в любовь. В госпитале не хватало медперсонала, и мне с юной девушкой приходилось спасать раненых и истощенных от голода. День Победы встретили в Рыбинске. 13 октября 45-го госпиталь был расформирован, мы с Клавдией поженились и уехали к ее родителям в Архангельск. У нас родился сын Владимир.

     Когда я с семьей вернулся в Рождествено (апрель 1946 года), моим родителям было по 85. Они выжили в войну! Скоро у нас родилась дочь Валентина, которая в будущем стала директором Рождественской школы, почетным работником народного образования, ветераном труда. Я проработал до 1985 года старшим весовщиком на железнодорожной станции».

     За боевые заслуги и трудовую деятельность фронтовик Сергей Давыдович Полухин награжден орденом Отечественной войны I степени, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», медалью Жукова и др. Также он является почетным ветераном юго-восточной железной дороги, имеет около 40 грамот министерства путей сообщения.

     Полухин ушел из жизни в 2014 году, оставив о себе самые добрые воспоминания у рождественцев. Вместе с супругой, Клавдией Сергеевной, тоже награжденной орденом Отечественной войны I степени, воспитали двоих замечательных детей, а внуки продолжают дело фронтовика, укрепляя оборонную мощь России.

     Н.И. Фёдоров, ветеран ВС РВСН, гв. майор

    Рубрики:

    Номер:

  • отправить другу
  • распечатать
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить