12+
EURUSD19/0975.03-0.1622
EUREUR19/0988.960.3265
г. Валуйки

  • Здесь молятся за каждого из нас

    2013-11-2221090


     Когда едешь в Белгород по территории Шебекинского района, глаза сами находят необыкновенной красоты и величественности храм, который виден издалека, хотя находится довольно далеко от автодороги. Как-то всё  недосуг было искать сведения о рукотворном и духовном чуде, отвлекали дела и заботы каждодневные. Но пришло время, и мы узнали о том, что это - храм Воскресения Христова, памятник архитектуры, который охраняется государством. Рядом - Марфо-Мариинский Воскресенский женский монастырь. Здесь воедино и неразрывно сплелись история и особая духовная атмосфера.

     И в один из дней всем коллективом мы отправились в село с красивым названием Зимовенька.

     

     Cвою историю село Зимовенька начало в 1654 году. Как и положено, в нём была церковь. К началу 19 века на месте сильно обветшавшего деревянного строения было решено строить новый добротный храм. Его возводили почти двенадцать лет - без помощи казны и практически без серьёзных пожертвований со стороны дворянства или предпринимателей – «тщанием прихожан», а открытие приурочили к празднованию 300-летия дома Романовых.

     Новый храм поражал размерами: просторный, светлый, украшенный фигурным кирпичом, изготовленным на заказ, с огромным фаянсовым иконостасом и обогреваемым кафельным полом. Да-да, когда-то здесь были тёплые полы: специальные каналы проходили под полом и в стенах.

     Престолов в храме было три - в честь Светлого Христова Воскресения, святого великомученика и Победоносца Георгия и святителя Иоасафа Белгородского. Последняя служба состоялась в январе 1930 года, а в июле 1937 церковь закрыли. Усилия организации «Заготзерно» постепенно превратили её в зернохранилище, а зимовеньковские колхозники настойчиво требовали разместить в «хорошем кирпичном здании бывшей церкви» клуб, библиотеку, школу, избу-читальню. Требовали и добивались долго, и страшно предположить, что было бы, если бы планы колхозников, жаждущих культуры, осуществились.

     Переделать церковь не успели: началась война. В её больших подвалах полсела спаслось от бомбежек немецкой авиации. Случалось, что фашистские снаряды попадали в церковь, но она всё выдержала, и до недавнего времени на стенах еще сохранялись следы ружейного, пулемётного и артиллерийского огня.

      В 1946 году храм был открыт, но оставался без священника месяцы и даже годы. До 1991 года настоятели в нём менялись 22 раза. А вот с 1996 года по сей день здесь служит  протоиерей Александр Деревянко, который снискал себе любовь и уважение не только у местных жителей, но и за пределами Белгородчины.

     Вот он-то и рассказал нам о необыкновенной истории Воскресенского храма и о том, как началось его возрождение: «Милостию Божией по благословению владыки Иоанна и стараниями нашего губернатора и Белгородского правительства храм был восстановлен, а в ноябре 2012 года торжественно освящён архиерейским чином», - говорит отец Александр, и в глазах его и в голосе – доброта и любовь. Наверное, не часто встретишь взрослого человека, в чьих глазах столько тепла и света. 

     Он проводит экскурсию по храму, рассказывает о том, как проходили реставрационные работы, как трудились на протяжении нескольких лет участники православного молодежного движения «Реставрось», в основном студенты и преподаватели московских вузов. Показывал отреставрированные иконы, с особым трепетом говорил о самых старинных, написанных на святой горе Афон в русском православном Свято-Пантелеимоновом монастыре: это Иверская икона Пресвятой Богородицы, датированная 1882 годом, и образ святого великомученика Пантелеимона, написанный в 1896 году. Говорил о помощи, которую оказывали и оказывают паломники, которые приезжают в монастырь.

     В 1989 году владыка Ювеналий благословил создать в этих местах Дом милосердия. Со временем в этих местах появились люди, желающие строить монашескую жизнь. Решением Священного Синода была основана Марфо-Мариинская обитель, позднее переименованная в Свято-Воскресенский женский монастырь.

     Сейчас в нём 20 насельниц - инокини, послушницы и трудницы. Самой молодой около 40 лет, самой старшей  - за 80. Есть среди монахинь немощные, за которыми нужен постоянный уход.

     Игуменья монастыря - матушка Иннокентия, в миру Людмила Васильевна Тишина, 1949 года рождения. Она имеет два высших образования. Когда-то готовилась стать педагогом, но работать в школе не смогла. «Мне дали понять, - с улыбкой говорит  матушка, - что я слишком мягкая,  интеллигентная. С детьми ведь надо порой вести себя строго и жёстко, а я не умею».

     Работала в Курском краеведческом  музее, а потом осуществила мечту юности – приняла монашество. Сначала жила и трудилась в Коренной пустыни, а два года назад владыка Иоанн сделал её  настоятельницей Марфо-Мариинской обители.

     - Я всё-таки вынуждена теперь проявлять характер, управляя обителью, но радости от этого не получаю, будто через себя перепрыгиваю, - признаётся матушка. 

     Она ведёт нас по территории и рассказывает, как живут монахини. Летом все, у кого есть силы, работают на земле. Сад посадили – черешни, абрикосы, персики, орехи, более  80 кустов винограда. Есть свой хоздвор с коровками и курочками. Держат их не ради мяса - мяса монахини не едят никогда, а вот молоко и яйца в умеренном количестве и в определённые дни употребляют. Огород тоже имеется, но его судьба предрешена: много трудов, а толку от мягкой картошки и такой же морковки нет. Из рукоделий распространено вязание:  носочки, варежки, всё для самих себя.

     Телевизор в монастыре есть, но смотреть можно только то, что полезно для души.

     Насельницы наводят чистоту и порядок в храме, в монашеском корпусе, на кухне работают сменами и готовят очень  простые блюда. «Едим два раза в день – утром и вечером. Сегодня у нас на завтрак были суп с гречкой, геркулесовая каша, салат из топинамбура и компот. На ужин разогреют то же самое. Еды хватает, всем нравится», -  утверждает матушка Иннокентия.

     Есть при монастыре и своё кладбище. С фотографий смотрят на нас лица монахинь в чёрных одеждах.

     Самый главный монашеский труд – молитва. Подъем насельниц — в 5 часов утра, и уже в 6 часов начинается молитвенное правило, которое длится в воскресные и праздничные дни два часа, до начала Божественной Литургии; в седмичные дни и во время постов значительно дольше. Кроме общего молитвенного правила, каждая насельница выполняет и келейное.  Молятся они не только за себя, а за всех нас, за весь мир. Здесь монахини читают «неусыпаемую псалтирь» - круглосуточно, день и ночь, сменяя друг друга каждые два часа, – за здравие, за упокой. Молитва сопровождает всю жизнь монахинь. 


     Протоиерей Александр Деревянко рассказывает:

     - Стать насельницей не так просто. Нет, никто не будет чинить препятствий, если человек решил принять монашество. Но сделать это может лишь тот, кто воцерковлён и представляет себе, что такое монашеская жизнь. Человек должен не только желать, но и быть в силах потрудиться для созидания монашеской жизни. И дело не в том, есть свободное место в обители или нет. Лукавый может послать столько искушений, что неподготовленного надолго не хватит. На пути общения с Господом много препятствий и искушений. А самые трудные дела в жизни - это Богу молиться и за престарелыми ухаживать.

     В монастырь идут по любви к Богу, с желанием спасти душу (отец Александр говорит: душеньку) от суеты мирской, которая затягивает. Человек должен полюбить Бога, жизнь церковную, а не потому что ему негде жить или у него проблемы в семье. На первое место он ставит не блага временной  жизни, а свою душу.

     Дом для паломников никогда не пустует. Они приезжают в Зимовеньку отовсюду, чтобы поговорить с настоятелем храма, разобраться в себе, встать на путь истинный. А ещё паломники  помогают сёстрам на хозяйственном дворе, оказывают содействие в ремонте жилого корпуса, привозят в обитель продукты. «Это Господь вкладывает такие мысли нашим прихожанам, и они дают то, что могут», - говорит протоиерей. 

     О многом мы беседовали в тот день с Александром Деревянко. Он учил нас молиться, беречься от соблазнов и от греховных мыслей. Рассуждал о вреде курения и ужасался тому, как разрисованы детские портфели: на них не игрушки и буквы нарисованы, а символ смерти – череп. А ведь символы отражают наш внутренний мир и в то же время влияют на нас. Значит, надо подумать о том, чтобы жизнь земная полнилась иными символами.

     Священник дал нам уроки воспитания детей: учил быть внимательнее даже к самому грубому и непослушному ребёнку. Порой ведь причины его поведения не в ненависти к вам, а в чем-то ином. Надо понять его и помочь.

     Казалось, не будет конца этой светлой и радостной встрече, вернее, так не хотелось, чтобы она завершалась. Мы получили благословение от настоятеля Воскресенского храма и матушки Иннокентии.

     Нам было о чём думать, когда мы возвращались домой…

    Галина ДОЛГОПОЛОВА

    Фото Дмитрия АЛАДЬИНА

    Рубрики:

    Номер:

  • отправить другу
  • распечатать
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить