Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 21.06 72.22 0
EUR 21.06 85.99 0
Архив номеров

Освобождение Валуек

2015-01-16

Эти дни из памяти не стереть

  Наш земляк Михаил Петрович Бабкин сейчас живет в Твери, куда их забрала с женой Верой Ивановной дочь Ирина.

 Бабкин передает своей малой родине, всем друзьям, знакомым, ветеранам войны наилучшие пожелания в наступившем году и поздравляет с очередной годовщиной освобождения Валуек. В телефонном разговоре Михаил Петрович выразил большое желание повидаться с земляками, по которым очень скучает, но не может этого сделать по состоянию здоровья. Он попросил сказать слова искренней признательности всем, кто его помнит и звонит в памятные даты. Он любезно согласился на то, что воспоминания об освобождении Валуек, вошедшие в его книгу «О себе, родных и друзьях», увидели свет на страницах «Валуйской звезды», за что мы благодарны автору.

  Дни были короткие, ночи длинные, морозы, метели, казалось, сковывали жизнь. В 12-15 числах января 1943 года на станции немцы стали грузить в вагоны инструменты, появились солдаты, одетые в белые куртки, это были признаки того, что положение на фронте изменилось не в пользу фашистов. А однажды отец пришел с работы и рассказал о том, что в районе мельницы немецкие солдаты занимаются в поле тактикой. Они разворачивались цепью, изготовлялись к бою, переползали с места на место. Все это явно говорило о нервозности немецкого гарнизона в Валуйках, о страхе перед нашими войсками, о близости Красной Армии. В семье было решено больше не выходить на работу.

 В ночь с 18 на 19 января 1943 года советские кавалеристы при поддержке воинов 201-й отдельной танковой бригады после короткого артналета двинулись в атаку на город Валуйки с трех направлений с целью перерезать пути отхода немцев по железной дороге в направлении Волоконовки и Уразова. Оккупанты упорно обороняли город, 18 января вечером они заняли дома всех наших соседей. Несколько вооруженных немцев, одетых по-фронтовому, ночевали в нашем доме. Как только грянул гром артподготовки, они быстро схватили оружие и покинули наш дом, скрывшись в ночной темноте. Мы с отцом вышли на улицу. Была слышна стрельба в районе вокзала, трассирующие снаряды летели в сторону Уразова. На станции Сортировка было тихо. Вскоре стал слышен шум танковых моторов, стрельба усиливалась, снаряды рвались в районе вагонного депо. Там были расположены малокалиберные зенитные батареи на специально оборудованных вагонах. Эти вагоны были подожжены, пламя освещало постройки вагонного депо, временами раздавались взрывы снарядов. Гул моторов нарастал, оставаться на улице было опасно. Мы зашли в дом и смотрели на улицу через приоткрытую дверь. Морозная земля вздрагивала, слышен был лязг гусениц. Чьи танки? Так хотелось, чтобы танки были свои! И вот одна машина на малой скорости пошла по нашей улице. На борту лежали люди в белой одежде. Хотелось закричать от радости, выбежать, но разум твердил, что открывать дверь нельзя. Люди, сидевшие на борту танков, могли, приняв нас за немцев, немедленно открыть автоматный огонь. Танки прошли, гул моторов стал удаляться, и вскоре наступила тишина. Но  выходить на улицу было все равно опасно. В любое время могла разгореться стрельба.

 Так наступило утро 19 января 1943 года. Какое-то время не было видно ни немецких, ни советских солдат. Но через пару часов появились немцы, которые развернули свое орудие на огороде Коротковых и направили ствол в сторону колхозного сада. Два здоровенных фашиста направились к нашему дому. Мать очень боялась, что расстреляют моего брата Ивана, который скрывался в погребе. Хмурые немцы вошли в дом, начали чистить и смазывать свои автоматы. Через короткое время они дом покинули, их орудие было приведено в походное положение и исчезло между домами Соцгородка - ушло в сторону Новоселовки. Во второй половине дня вдоль насыпи от вагонного депо в сторону хлебопекарни пешим порядком двигалась колонна солдат, одетых в белые халаты. Мы жадно наблюдали за ними. Шаг за шагом они приближались к нашим домам. Вот они идут по улице Нижней со стороны хлебозавода, доходят до соседей. Мы уже слышим, что с ними разговаривает наша соседка Елизавета Антоновна Кулагина. И тогда мы выходим на улицу. Солдаты рослые, здоровые, с автоматами в руках, первые из советских солдат, кого я увидел после шестимесячной немецкой оккупации. Радости нашей не было предела! По просьбе красноармейцев мы рассказали, что знали о немцах, и предупредили их о том, что на Соцгородке многие дома еще вчера были заняты оккупантами, а в одном доме была комендатура. Солдаты дошли до переулка и повернули в сторону поселка, вскоре исчезнув среди двухэтажных кирпичных домов железнодорожного поселка. Так наступил долгожданный день освобождения нашего родного города.

 В последующие дни я побывал на станции Валуйки. Железнодорожные пути были заполнены вагонами, паровозами. На платформе стояли немецкие машины, валялись трупы немецких солдат, застывшие на морозе. Мало кто на них обращал внимание. Помню, в один из этих дней на станции появился немецкий самолет-разведчик, он облетел на низкой высоте окрестности города, обстрелял станцию из пулемета и исчез в низких облаках. В последние дни января 1943 года немцы не смогли организовать бомбежки станции Валуйки, их аэродром в районе Уразово был захвачен нашими подразделениями так внезапно, что самолеты противника не смогли подняться в воздух. Это лишило немцев возможности организовать бомбежку наших войск, низкая облачность не позволила совершать полеты с дальних аэродромов.

 В Валуйках наши войска захватили большие склады продовольствия, которым немцы снабжали свои войска в излучине Дона. 20 января 1943 года наши войска освободили Волоконовку, Уразово и вышли к реке Оскол, где замкнули в кольцо немецкие войска, которые стремились выйти из окружения в районе Острогожска и Россоши. С 19 по 31 января 1943 года в районе города Валуйки и его окрестностей были уничтожены остатки альпийского итальянского корпуса.

 2 февраля 1943 года отец, брат Иван и я направились в Валуйский военкомат. В здании и во дворе стояли мужчины с 1895 по 1925 год рождения. Были и женщины. Военкомат работал, всех пришедших вызывали в кабинеты, составляли списки, в помещении читали последние известия о победе Красной Армии в районе Сталинграда. Всем рожденным в 1924-1925 гг. дали повестки на определенное число февраля и отпустили домой. Отца, как пожилого и несколько раз раненного человека, тоже отправили домой. Иван же попал в команду, которая немедленно начала выдвижение в часть, уже отправлявшуюся к Харькову. Утро 2 февраля 1943 года было последним, когда наша семья позавтракала вместе. Иван ушел из дома и больше не написал ни одного письма, не подал ни одной вести о себе. Лето 1943 года было, наверное, последним в жизни брата. Можно только предполагать, что Иван попал в окружение в марте 1943 года, не смог выйти из него, остался на оккупированной врагом территории и, по-видимому, погиб в Харькове летом 1943 года в период массовых расстрелов.

 

5594

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom
Yandex.Metrica