Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 14.06 71.68 0
EUR 14.06 87.33 0
Архив номеров

Волшебная лампа Алладина

2015-10-07

 - О, звезда моих очей, - с трудом выдохнул в пропитанный перегаром воздух Иваныч. – О, камертон души моей… Как же мне плохо.

 Вчерашний вечер он помнил смутно. Веселые застолья с другом детства Михалычем начинались, как обычно, красиво, а вот как они заканчивались, знали только соседи за стенками. Ну иногда наряд полиции. Еще реже – спасательная группа МЧС. И лишь однажды свидетелями финальной сцены были жители всего города, когда на праздновании Масленицы Иваныч залез на деревянный столб за призами. Не добравшись до верхушки, он вдруг принялся расшатывать столб, сотрясая округу любимым лозунгом: «Фабрики – рабочим, земли – крестьянам!» Все фабрики и земли тогда достались Иванычу. Крепко достались.

 Он приподнялся. Комната, в которой спал, была похожа на склад: набитые мусором мешки, ящики с макулатурой, разбросанные по всему помещению, старый платяной шкаф, покосившийся на одну сторону, печатная машинка на грязном столе выглядели удручающе и зловеще. «Где я?» – шепотом произнес Иваныч, не на шутку испугавшись,  и заорал изо всех сил: «Ми-хааа-лыыыч!» От крика воздух настолько сильно завибрировал, что с полки тут же полетела вниз дряхлая, обвязанная паутиной и пылью керосиновая лампа. Прямо на голову бедному Иванычу.

 - Камертон тебе за пазуху! – выругался от страха Иваныч и, схватив лампу за ручку, швырнул ее в темный угол комнаты. И вдруг что-то засвистело, зашипело, затрещало и хлопнуло с такой силой, что мужичку совсем поплохело. Он съежился в комочек, закрывшись руками, и почувствовал запах керосина. Через мгновение чья-то тяжелая мохнатая рука, вернее – лапа – медленно легла на поседевшие за секунду волосы Иваныча. Дрожа и еле дыша, тот поднял голову и увидел… джинна. Самого настоящего! Как из сказки. Джинн улыбался и благодарно смотрел на своего спасителя.

 - Ты кто? Алладъин? – спросило чудовище с приятным восточным акцентом.

 - П…п…почти, - ответил, заикаясь, Иваныч, лихорадочно вспоминая какую-нибудь молитву и мысленно осеняя себя крестным знамением.

 - О, звезда моих очей, о, господин мой, - чуть ли не запел джинн, - триста лет я был заточен в эту керосиновую лампу,- чтоб она сгорела – и в знак благодарности я исполню три твоих желания. Говори.

 Иваныч вспотел. Не каждый день перед тобой извивается джинн, готовый исполнить три желания. Язык присох к нёбу, губы слиплись, а руки и ноги по-прежнему тряслись от страха.

 - Ну, смелее, - подбодрил его джинн.

 Затвердевший язык, наконец, оторвался от нёба, и Иваныч пролепетал:

 - Фабрики рабочим…

 - Выполнено, мой господин! Второе.

 - Земли – крестьянам…

 - Готово, о, спаситель мой! Третье.

 Иваныч напрягся и вдруг сообразил, что два желания он вчистую профукал. Мысли заработали в бешеном ритме, пытаясь сформулировать заветное желание. Через минуту он сдался:

 - Домой хочу…

 Сердце колотилось так, как будто кто-то яростно отбивал барабанную дробь. Иваныч подскочил на кровати, озираясь по сторонам: те же мешки с мусором, ящики и дряхлый платяной шкаф открылись его взору, а чуть дальше на грязном столе красовалась печатная машинка. «Наконец, я дома, - облегченно выдохнул Иваныч. – Неужели все это мне приснилось?»

 Вечером два друга отмечали благополучное возвращение Иваныча домой. Это было комсомольское застолье – без капли спиртного. Бросил. Порядка в доме больше не стало, но город спал теперь спокойнее.

 Всегда ваша, Анциферова Маша

1804

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom
Yandex.Metrica